По благоволению Митрополита Ростовского и Новочеркасского Меркурия

8 (928) 190-00-90

8 (499) 677-50-36

Контакты
» К СПИСКУ

новости В центре

Станислав Горяинов. Жизнь до и после наркотиков

Опубликовано: 10.12.2015 Автор:   rostovnadonu.bezformata.ru

С руководителем общественной организации «Ростов без наркотиков» мы встречаемся часто: то его ребята кормят бездомных, то показывают в детском приюте спектакль, то навещают одиноких бабушек. Главная же работа этой организации — борьба с наркотиками. Об этом мы тоже писали не раз, но личность самого Станислава Горяинова всегда почему-то оставалась в тени. Мы решили восполнить этот пробел.
«Травка — это наркотик!»

— Станислав, вы как-то рассказывали о парадоксальности своей судьбы. И первый парадокс в том, что вы стали наркоманом, в то время как ваша мама активно боролась с наркотиками. Она даже занимала какую-то весомую должность в этой сфере...

— Моя мама работала в комиссии по делам несовершеннолетних при администрации города Михайловка (Ставропольский край). Разрабатывала программу по борьбе с наркоманией, которая заняла 3-е место в России. Имеет награду за заслуги перед Отечеством.

— И выросли вы в хорошей семье.

— Да. Я воспитывался в окружении людей, большинство из которых работали в правоохранительных органах: адвокаты, судебные приставы, милиция. В детстве я даже мечтал стать милиционером. Но в 14 лет попробовал марихуану. Это были 90-е. Идеи и мораль, которые нам вкладывали в СССР, переоценивали. И на первый план вышли бритоголовые братки на девятках, разборки, алкоголь и наркотики. Мы, ещё по сути дети, начали курить анашу. Потом стали пробовать производные: жарить, варить. Обычно накуривающиеся говорят, что трава — это не наркотик. Но я ответственно заявляю: травка — это наркотик, причём страшный. Первое, что происходит, — деградирует головной мозг, сужается круг интересов, становишься рабом травки. Часто слышу, что сесть на траву нельзя. Можно. И очень просто. Мы и деньги собирали, и выезжали в поля, жили там весь сезон сбора травы в палатках: собирали, сушили, тащили домой, закручивали в банки и зарывали в землю про запас. Жизнь подчинилась одной идее — покурить. Ну и докурился я до сильной депрессии: не подходил к телефону, не открывал дверь, не хотел никого видеть.

— А мама?

— Матери в причинах своей депрессии я тогда не признавался. Но нашёл способ выхода из неё — спиртное. Я стал алкашом. Мог обменять, к примеру, на бутылку свитер. Главное — выпить. В один из дней я шёл покупать водку. И думал: ну вот куплю я эту бутылку, выпью, а потом опять похмелье, и опять искать. И тут я вспомнил о знакомых, которые употребляли ханку (технический героин). Пошёл к ним, попробовал. Бросил пить и два года кололся.

— Неужели мама не видела вас в таком состоянии?

— Конечно, видела. И пыталась бороться. Первый раз засунула меня в клинику пограничных состояний — это когда я пил. Не помогло, положила ещё раз. А затем ей милиция передала, что я колюсь. Когда человек употребляет наркотики, рано или поздно он сталкивается с правоохранительными органами. Мама попробовала даже нетрадиционные способы, но и это не помогло. Главная причина была в том, что меня всё устраивало, бросать я не хотел. А потом в моей жизни появился Николай Новопашин — бывший наркоман, который приехал в Ставропольский край открывать реабилитационный центр. Он встретился с мамой по своим рабочим вопросам, и она попросила его со мной поговорить. Полгода я от него прятался. Но он всё-таки поймал меня. Мы поговорили, и через пару недель я поехал на реабилитацию. А через какое-то время отправился в Невинномысск открывать центр, потом — Ставрополь, затем меня командировали сюда.


«На смену одного зависимого приходят двое новых...»

— Так сложилась ваша миссия?

— Громко звучит. Я просто начал плотно заниматься этим вопросом — мы открыли по благословению секретаря митрополита Ростовского и Новочеркасского протоиерея Иоанна Осяка первый мужской реабилитационный центр, потом женский. Организовали консультационные пункты в Ростове, Таганроге, Волгодонске, Новочеркасске, Зернограде. Сейчас есть ещё и центр в Батайске. И ещё мы строим большой реабилитационный центр в посёлке Наливной.

— Все заполнены?

— Женский — да, а у ребят, кажется, есть ещё одно место.

— Наркоманов стало меньше?

— Больше.

— Но идёт такая серьёзная работа...

— В масштабах страны наша работа — ничто, а в масштабе одной семьи, в которую мы вернули ребёнка, — всё. Недавно была ситуация. Развелась семья. Развелась из-за того, что мать покрывала дочку и давала ей деньги. Дочь постоянно вляпывалась в какие-то истории, «отдавала долги» (это она так матери говорила). Отец подозревал нехорошее и был против такой политики. Разошлись. И вскоре отец привёз дочь на реабилитацию. Через год семья воссоединилась... Так вот о наркоманах: они либо излечиваются, либо умирают. Но самое страшное в том, что, прежде чем умереть, один наркоман подсаживает ещё двоих-троих. Плюс к этой статистике интернет — купить можно там и даже в аптеке.

— ?

— Да. Я сам видел, как передо мной покупательница попросила продать ей две таблетки препарата (точно знаю, что наркотического). И продавец отрезала от блистера. Было это в одной из центральных аптек Ростова. А два дня назад мы посетили женщину 45 лет. Позвонили соседи, просили приехать: мол, она невменяемая. Приехали, оказалось, что она сидит на «крокодиле» (сильный наркотик, который делают из медпрепаратов). У неё практически сгнила рука. Мы отправили женщину в больницу. Фото пострадавшей я разместил в «Фейсбуке» — умышленно, чтобы видели, к чему приводит «крокодил». В мой адрес посыпались гневные отзывы подписчиков — зачем ты выставил эту гадость? Некоторые даже отписались от моей рассылки. Но я уверен, что сделал правильно. Нужно говорить, показывать, рассказывать. Ведь той женщине 45 лет! То есть не только молодые люди могут стать жертвами наркомании...

— Так что делать?

— В идеале — закрыть границы и не пускать сюда наркотики. Нужен жёсткий контроль на всех этапах начиная с тех же аптек, интернета, надписей на заборах.


Дар убеждения

— Кстати, я до недавнего времени, видя на улице надпись «спайс», думала, что речь идёт о какой-то музыкальной группе. После серии передач стала разбираться даже в видах этих наркотиков. Вам не кажется, что такое активное обсуждение этого вопроса в СМИ привлечёт новых «клиентов»?

— Я так не думаю. Об этом нужно говорить. И чем больше, тем лучше. Показывать, что грозит любителям такой «экзотики». Наши ребята по всему городу делают закраски — убирают надписи, рекламирующие наркотики. Нам добровольно помогает мать-одиночка. У неё двое детей, и после работы она ходит и закрашивает у себя в районе. Но затереть всё нереально.

— Как часто возвращаются после реабилитации?

— Из десяти человек на ноги встают три. А семь бегают туда-сюда. Мы долгое время искали срок, которого бы хватило для реабилитации. И по женскому центру поняли, что минимум год. А дальше уже всё индивидуально.

— Вы говорили, что ездили сегодня и по вызову. Куда?

— Нужно было побеседовать с одним товарищем. Разбушевался. У меня, как считают некоторые, есть дар убеждения. Вот, поехал — убедил.

— А если бы не получилось?

— Приехал бы кто-то другой из наших: бывший спортсмен или сидевший, или мажор. Разговор получается только тогда, когда происходит на одном языке. Одного наркоман не услышит, второго, третьего, а с четвёртым пойдёт на контакт, вот тогда начинается работа по подготовке к реабилитации.

— Станислав, есть какие-то признаки, которые должны насторожить родителей?

— Их много, как и видов наркотиков. Но история примерно одна и та же: ребёнок стал прогуливать школу, отдалился от семьи, не идёт на контакт, агрессивный. Нередко родители рассказывают мне, что находили в карманах детей таблетки от кашля, которые в большой дозе становятся наркотиком (а родные об этом не знали). Сузившийся зрачок, неадекватное поведение (галлюцинации, страхи), изменения в привычках (к примеру, сын раньше никогда не мыл посуду, и вдруг начал мыть её и днём, и ночью), бессонница или повышенная сонливость, волчий аппетит или «сушняк» должны насторожить. Если вы хотите осмотреть ребёнка, то знайте, что следы уколов могут быть не только на локтевом сгибе, но и подмышками, под коленями, на кистях, на ногах...

— Если что-то из перечисленного родные обнаружат, что им делать?

— Позвонить нам по номерам телефонов: 270-82-18

rostovnadonu.bezformata.ru

Смотрите также

13.12.2019
Для учащихся Батайского техникума железнодорожного транспорта и строительства провели антинаркотическую профилактику

Регулярные профилактические мероприятия, направленные на пропаганду здорового образа жизни, предотвращение употребления психоактивных веществ...

10.12.2019
В целях достижения соглашения о сотрудничестве и обмена опытом

Налаживание взаимодействия между регионами расширит возможности развития организации и позволит проходить людям реабилитацию с отрывом от места потребления.

09.12.2019
Станислав Горяинов на ТВ Дон 24 рассказал о борьбе с наркоманией и о реабилитации наркозависимых людей

Станислав Викторович в программе "ТЕМ БОЛЕЕ" на ТВ Дон 24 рассказал о применяемых методиках лечения и мотивации на него, проблеме рекламы и распространения ПАВ...

04.12.2019
Психолог Елена Волкова прошла обучение в Москве на Продвинутом курсе

Специалисты нашей команды регулярно посещают различные курсы и семинары, повышая свою компетенцию.

02.12.2019
О полном запрете насвая и снюса

Специалисты #Альянс_СевКав в интервью для телеканала ГТРК Дон-ТР подчеркнули важность скорейшего решения этого вопроса.

ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ

x
запрос отправлен

Ваш запрос отправлен.Наш менеджер свяжется с вами в ближайшее время!


Предлагаем подробную информацию по продукции: